feanoturi (feanoturi) wrote,
feanoturi
feanoturi

Время кожа, а не платье...

Посидев в жюри университетского конкурса «Как ты знаешь историю» понял, что то, что для меня было и остается частью жизни, для молодого поколения уже является историей, описанной, отпечатанной в учебниках и сданной в архив. Конкурсанты пытались вспоминать даты и персоналии, моя память выдавала flashback за flashback-ом.

1983. Андропов. Курс на усиление трудовой дисциплины. После школы мы гуляем по еще тогда не пешеходной улице Баумана. В спорттовары стоит очередь за новомодными кубиками венгерского профессора Рубика. При появлении в пределах видимости милицейского наряда очередь заметно редеет – рабочий день еще не кончился, и объяснять причины своего отсутствия на рабочем месте никто не хочет

Перестройка. Фильмы о вреде пьянства. Сессна с немецким студентом, садящаяся на Красной площади. Нина Андреева «Не могу поступиться принципами». Кто кого – Лукьянов, Яковлев, Ельцин. «Борис – ты неправ!»

1989 первый съезд Народных Депутатов СССР. Мы сидим на задних рядах на потоковой лекции, но лекцию не слушаем – у нас транзисторный радиоприемник, по которому мы слушаем речь нашего ректора на съезде – он критикует практику выборов по партийным и профсоюзным спискам.

1991 выборы первого Президента РСФСР Мы, которые «по выжженной равнине вперед шагай курсант, лишь две недели минет и ты уж лейтенант», рады целому дню без полевых и учебных занятий, после голосования пишем письма домой. Между голосованием и игрой в футбол я успел покрыть мелким подчерком целую тетрадь, написав два самых длинных письма в своей жизни (письма пришли адресатам за пару дней до моего возвращения с военных сборов).

1991 ГКЧП Мне, как и другим вожатым, нужно сдавать имущество, освобождая лагерные корпуса, но мы вместе с детьми сидим в клубе лагеря, где по телевизору чередуется «Лебединое озеро» и трясущийся то ли от похмелья, то ли он непоняток на тему что же делать дальше Янаев.

1992 Союзный договор Наша группа сдает последний экзамен, впереди только диплом, а где-то в Беловежской Пуще Ельцин, Кравчук и Шушкевич подписывают что-то, что нам еще не понятно, но мы знаем, что уже с год вместо красных флагов с национальными эмблемами бывших «Республик-сестер» на улицах Вильнюса, Риги и Таллинна уже висят триколоры (как выглядит литовский триколор я увидел уже в 1989 году на экскурсии в тогда еще Литовскую ССР).

1993 год Я с дипломником и курсовиком выходим из лаборатории, спускаемся в магазин электроники бывший когда-то около химкорпуса. В магазине много людей. Они стоят у телевизоров и смотрят, как Т-72 прямой наводкой бьют по московскому «Белому дому». Через неделю всем нам ехать на конференцию в Иваново через Москву, и мы обсуждаем, стоит ли нам сдать билеты прямо сейчас или подождать, когда все рассосется. Рассосалось. Билеты мы не сдавали.

Декабрь 1995 года Я отправляю документы с защиты кандидатской на утверждение в ВАК. Грачев пытается взять Грозный «силами одного парашютно-десантного полка». В этот момент происходящее на Кавказе нас мало волнует – совершенно нелепо, забирая на такси жену с ребенком из роддома, гибнет наш сокурсник Володя Чекунков

Я не застыл в прошлом времени, как многие. Я живу в настоящем, я работаю для настоящего и будущего. Но прошлое застыло в памяти как мушка в янтаре, и выкинуть его оттуда также невозможно, как извлечь эту мушку из янтаря, не разбивая этот янтарь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments