feanoturi (feanoturi) wrote,
feanoturi
feanoturi

Рассказик типа

Выйдя на работу и оказавшись на родном факультете, на котором на 10 девчонок по статистике..., да почитав  планы некоторых издательств (с аннотациями) быстро стал испытывать приступы мизантропии, после чего решил немного похулиганить. Результаты хулиганства вылились в небольшой рассказ:

Любимая зверушка

Проснувшись, я сразу поняла, что что-то произошло, причем не просто произошло, а ПРОИЗОШЛО.

Посудите сами, утомленная долгой и нудной вечерней практической работой по изучению внутреннего строения кольчатого червя я села в последний вагон метро и, понимая, что мне ехать из одного конца города в другой, решила немного подремать под ритмичный стук колес.

Проснулась я от неожиданной тишины. Нельзя сказать, что это было необычно – пару раз я уже засыпала в метро и просыпалась (а точнее меня будили) только на конечной станции, от которой до дома, к счастью, мне было идти пару кварталов.
Необычным другое – я ощущала, что полностью раздета, а мое тело лежит на чем-то мягком и нежном, похожим на шелковые простыни. Конечно, я ни разу не лежала на шелковых простынях, но по ощущениям моего тела это могли быть только шелковые простыни. Первой моей мыслью было, что меня, заснувшую, утащил к себе в логово какой-то маньяк, раздел, связал, положил на кровать, застеленную шелковыми простынями, а сейчас или через некоторое время придет издеваться. Не раскрывая глаз, я попыталась пошевелить руками и ногами. Попытка удалась, и я поняла, что не связана. Уже хорошо. Если у меня свободны руки-ноги я смогу дать достойный отпор любому маньяку-извращенцу. Я же занималась капоэйрой.

Осмелев, я решила открыть глаза и посмотреть, куда же меня занесло. Ощущение было непривычным – мне показалось, что я смотрю на мир через сильно грязные стекла или даже через очки с сильно положительными диоптриями. Как-то в школе мы, хулиганя, отобрали такие очки + 6 у ботаника из параллельного класса и по очереди смотрели, что же он видит через них. Увиденное тогда мне не понравилось, и я решила, что никогда не стану ботаником, но, когда пришла пора поступать, единственный институт, который принял мои документы – биологический институт (на большее ни знаний, ни денег, ни связей моей мамы-библиотекаря не хватило). Специализацией моей, к счастью, были не растения, а животные, так что была я совсем не ботаником, но моя будущая специальность и перспектива провести остаток жизни, изучая зверушек, меня не радовала.

Сфокусировав зрение, я поняла, что меня занесло очень далеко от дома. Я действительно лежала на большой и мягкой перине, застеленной багряной шелковой тканью. Источником мерцающего желтоватого света, позволявшего рассмотреть окружающую обстановку, были не привычные лампы, а десятки оплавленных свечей, горевших в многочисленных подсвечниках и канделябрах. Обстановка комнаты, в которой стояло мое ложе, была отчасти спартанской, отчасти роскошной. С одной стороны хозяин места, в котором я оказалась, не посчитал нужным потратиться ни на обои, ни на штукатурку – окружающие стены, казалось, были просто голыми необработанными каменными блоками, с другой – все доступное моему взору пространство было уставлено дубовой мебелью.

В библиотеке моей мамы я видела стол, шкаф и стулья из дуба, принадлежавшие какому-то купцу – основателю библиотеки, они всегда казались мне роскошными, но, представьте, что мебель с маминой работы с по сравнению со столом, шкафами и почему-то гробом, занимавшем центральное место в комнате казалась такой же простой и незамысловатой, как стул из Икеи.

Тут до меня дошло. Я перенеслась в параллельный мир. Во-первых, я всегда была сообразительной – как-то после удачно отмеченного «дня группы» я всего лишь за минуту догадалась, что наша староста Галка, по совместительству моя лучшая подруга, стоящая у открытой двери и кричащая, что нас замуровали, пытается выйти из комнаты в платяной шкаф. Во-вторых, я всегда знала, что я живу в своем городе и учусь в биологическом институте по какой-то ошибке судьбы – на самом деле, как я искренне считала, я создана для приключений, дворцовых балов, карет, бешеной скачки и принцев, сначала падающих к моим ногам, а затем падающих на свои мечи после того, как я говорю, что жду ТОГО САМОГО, ЕДИНСТВЕННОГО.

Я немножко взгрустнула, поняв, что возможно не увижу ни маму, ни Галку, ни даже нескладного долговязого Борьку, с которым пару раз ходила в суши-бар, но поняла, что надо пользоваться данным мне неведомо кем шансом и, первым делом, влюбить в себя хозяина этих мрачноватых, но интересных апартаментов. Я и не сомневалась, что он богат и обладает определенным весом в обществе – насколько я помнила историю средних веков, подсвечники из золота мог позволить себе далеко не каждый.
Видимо, строя свои планы на будущее, я не просто закрыла глаза, а снова ненадолго отключилась, потому-то, когда я снова решила осмотреть убранство комнаты, почти прямо передо мной я заметила новое действующее лицо. Это был Он. Именно так я себе и представляла себе своего Принца, своего Идеального Мужчину. Длинные белые волосы, струились по обнаженному до пояса телу, которое было моим идеалом – руки, грудь, пресс – стоявшего передо мной можно было использовать на занятиях по анатомии для изучения особенностей мускулатуры человека, но при этом его мышцы не были гипертрофированы, как у профессиональных культуристов.

Больше всего хозяин апартаментов (то, что это именно хозяин, я поняла сразу – по горделивой осанке и золотому поясу с коротким мечом или длинным кинжалом в украшенных рубинами ножнах на этом поясе) напоминал моего любимого актера Марка Дакаскоса, посмотрев фильмы с которым я даже целый месяц ходила на занятия по танцевально-боевому искусству – капоэйре, и, если верить маме, даже добилась существенных успехов. От Дакаскоса зашедший в комнату мужчина отличался уже упомянутой гривой белых волос, неестественной бледностью, красными глазами (которые гармонировали с красными камнями на ножнах) и слегка увеличенными верхними резцами. Еще раз окинув взором обстановку комнаты и ее хозяина, я поняла, что это вампир, наверное высший. Тут мое сердце забилось еще чаще – когда я читала книги и смотрела фильмы про иные миры, меня всегда влекло к этой таинственной расе бессмертных существ.

Вампир пристально смотрел на меня.

– Ну когда же ты очнешься, моя красавица? – сказал он чистым и глубоким голосом.

Мое сердце, кажется, забилось со скоростью 300 ударов в минуту. Он считает меня  красавицей, он уже влюбился в меня. Может он специально перенес меня в этот мир, чтобы я стала ему верной спутницей в приключениях и интригах. Краем сознания я поняла, что вампир говорит на неизвестном мне языке, но я его прекрасно понимаю. Душа моя возликовала – значит действительно магия и параллельный мир.

Радостный тремор моей души передался телу – я дернулась по направлению к беловолосому красавцу и широко раскрыла глаза, это движение не укрылось от его взгляда.

– Ну, наконец-то, ушастенькая, сказал вампир, - ты пришла в себя. Погоди чуть-чуть, я принесу тебе попить теплого молочка. – И быстро скрылся за дубовой дверью.

Меня затрясло от возмущения. У меня с ушами все нормально (ну может они чуть-чуть больше обычного), я вообще танцевала танец живота на факультетском конкурсе «Алло, мы ищем таланты», и если бы у меня были большие уши, мне бы не дали приз зрительских симпатий. И что это за мода – встречать гостей молоком, да еще теплым. Мог бы и вина налить. Ну, ничего, я его влюблю в себя, а потом за эти первые слова отомщу. Страшно отомщу. Попрошу прислугу сыпать ему на бифштексы с кровью чесночный порошок, пока он не будет каждый день говорить, что у меня самые красивые ушки в мире.

Еще раз открыв глаза, я заметила рядом до блеска отполированный подсвечник и решила воспользоваться им вместо зеркала, чтобы быстро привести себя в порядок к возвращению моего вампира с молоком, ибо не хотела встречать его с неаккуратной прической.

Я глянула в подсвечник, закрыла глаза от ужаса и снова посмотрела на свое отражение, медленно раскрыв глаза. Что случилось с моим некогда миловидным личиком?! В подсвечнике отражалось какое-то жуткое подобие лица, треть которого занимал неаккуратный и будто бы вывернутый наружу нос, а треть уши (действительно невероятно большого размера). Мои когда-то выразительные черные глаза съежились до размера маленьких бусинок. Единственное, что осталось от прежней меня – густая рыжая шевелюра, которая, правда, стала сильно короче и, видимо в компенсацию длины, распространилась по лицу. От тихой паники меня отвлекло ощущение, что кто-то незаметно подкрадывается ко мне. Я обернулась, в надежде увидеть вампира и спросить его о том, что тут происходит.

Это был не вампир. На меня пристально смотрела полярная лисичка. Обычный песец, узнать которого я могла сразу (какие-то знания по биологии у меня в голове сохранились). Песец производил впечатление вполне обычного песца, только вот смотрел как-то ненормально для животного. Ехидно что-ли?

– Ну, что, пришла в себя? – спросил ехидный песец.

– Хозяин целых пять часов переносил твое сознание в это тело. Мы уже думали, что он на старости лет забыл, как правильно ритуал проводить. Значит, не забыл. Это хорошо. Ну что, гордись – ближайшее десятилетие именно ты будешь любимой зверушкой Мастера. Давай знакомиться…

Чтобы отомстить наглой псине я решила применить способность, которой, как я теперь знала, обладает мое новое тело и нанесла по нему ультразвуковой удар, но, то ли ехидный песец был слишком дальним родственником собак, то ли он был слишком откормлен и отличался полным телосложением, но писк летучей мыши не произвел на него никакого физического эффекта, и он продолжил свой монолог…




Tags: проба клавиатуры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments